Daily Archives: 24.01.2017

  • 0

Чуковский К. И. — Федорино горе

Корней Иванович Чуковский - Федорино горе

Корней Чуковский
Федорино горе

 

***
Скачет сито по полям,
А корыто по лугам.

За лопатою метла
Вдоль по улице пошла.

Топоры-то, топоры
Так и сыплются с горы.

Испугалася коза,
Растопырила глаза:

"Что такое? Почему?
Ничего я не пойму".

Но, как чёрная железная нога,
Побежала, поскакала кочерга.

И помчалися по улице ножи:
"Эй, держи, держи, держи, держи, держи!"

И кастрюля на бегу
Закричала утюгу:
"Я бегу, бегу, бегу,
Удержаться не могу!"

Вот и чайник за кофейником бежит,
Тараторит, тараторит, дребезжит...

Утюги бегут покрякивают,
Через лужи, через лужи перескакивают.

А за ними блюдца, блюдца -
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
Вдоль по улице несутся -
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

На стаканы - дзынь! - натыкаются,
И стаканы - дзынь! - разбиваются.

И бежит, бренчит, стучит сковорода:
"Вы куда? куда? куда? куда? куда?"

А за нею вилки,
Рюмки да бутылки,
Чашки да ложки
Скачут по дорожке.

Из окошка вывалился стол
И пошёл, пошёл, пошёл, пошёл, пошёл...

А на нём, а на нём,
Как на лошади верхом,
Самоварище сидит
И товарищам кричит:
"Уходите, бегите, спасайтеся!"
И в железную трубу:
"Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!"

***
А за ними вдоль забора
Скачет бабушка Федора:
"Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
Воротитеся домой!"

Но ответило корыто:
"На Федору я сердито!"

И сказала кочерга:
"Я Федоре не слуга!"

А фарфоровые блюдца
Над Федорою смеются:

"Никогда мы, никогда
Не воротимся сюда!"

Тут Федорины коты
Расфуфырили хвосты,
Побежали во всю прыть.
Чтоб посуду воротить:

"Эй вы, глупые тарелки,
Что вы скачете, как белки?
Вам ли бегать за воротами
С воробьями желторотыми?

Вы в канаву упадёте,
Вы утонете в болоте.
Не ходите, погодите,
Воротитеся домой!"

Но тарелки вьются-вьются,
А Федоре не даются:
"Лучше в поле пропадём,
А к Федоре не пойдём!"

***
Мимо курица бежала
И посуду увидала:
"Куд-куда! Куд-куда!
Вы откуда и куда?!"

И ответила посуда:
"Было нам у бабы худо,
Не любила нас она,
Била, била нас она,
Запылила, закоптила,
Загубила нас она!"

"Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
Жить вам было нелегко!"

"Да,- промолвил медный таз,-
Погляди-ка ты на нас:
Мы поломаны, побиты,
Мы помоями облиты.
Загляни-ка ты в кадушку -
И увидишь там лягушку.
Загляни-ка ты в ушат -
Тараканы там кишат,
Оттого-то мы от бабы
Убежали, как от жабы,
И гуляем по полям,
По болотам, по лугам,
А к неряхе-замарахе
Не воротимся!"

И они побежали лесочком,
Поскакали по пням и по кочкам.

А бедная баба одна,
И плачет, и плачет она.

Села бы баба за стол,
Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи,
Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы,
Остались одни тараканы.

Ой, горе Федоре,
Горе!

***
А посуда вперёд и вперёд
По полям, по болотам идёт.

И чайник шепнул утюгу:
"Я дальше идти не могу".

И заплакали блюдца:
"Не лучше ль вернуться?"

И зарыдало корыто:
"Увы, я разбито, разбито!"

Но блюдце сказало: "Гляди,
Кто это там позади?"

И видят: за ними из тёмного бора
Идёт-ковыляет Федора.

Но чудо случилося с ней:
Стала Федора добрей.

Тихо за ними идёт
И тихую песню поёт:

"Ой вы, бедные сиротки мои,
Утюги и сковородки мои!
Вы подите-ка, немытые, домой,
Я водою вас умою ключевой.
Я почищу вас песочком,
Окачу вас кипяточком,
И вы будете опять,
Словно солнышко, сиять.

А поганых тараканов я повыведу,
Прусаков и пауков я повымету!"

И сказала скалка:
"Мне Федору жалко".

И сказала чашка:
"Ах, она бедняжка!"

И сказали блюдца:
"Надо бы вернуться!"

И сказали утюги:
"Мы Федоре не враги!"

***
Долго, долго целовала
И ласкала их она,
Поливала, умывала.
Полоскала их она.

"Уж не буду, уж не буду
Я посуду обижать.
Буду, буду я посуду
И любить и уважать!"

Засмеялися кастрюли,
Самовару подмигнули:
"Ну, Федора, так и быть,
Рады мы тебя простить!"

Полетели,
Зазвенели
Да к Федоре прямо в печь!
Стали жарить, стали печь,-
Будут, будут у Федоры и блины и пироги!

А метла-то, а метла - весела -
Заплясала, заиграла, замела,
Ни пылинки у Федоры не оставила.

И обрадовались блюдца:
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!
И танцуют и смеются -
Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

А на белой табуреточке
Да на вышитой салфеточке
Самовар стоит,
Словно жар, горит,
И пыхтит, и на бабу поглядывает:
"Я Федорушку прощаю,
Сладким чаем угощаю.
Кушай, кушай, Федора Егоровна!"


  • 0

Чуковский К. И. — Радость

Корней Иванович Чуковский - Радость

Корней Чуковский
Радость

Рады, рады, рады
Светлые берёзы,
И на них от радости
Вырастают розы.

Рады, рады, рады
Тёмные осины,
И на них от радости
Растут апельсины.

То не дождь пошёл из облака
И не град,
То посыпался из облака
Виноград.

И вороны над полями
Вдруг запели соловьями.

И ручьи из-под земли
Сладким мёдом потекли.

Куры стали павами,
Лысые - кудрявыми.

Даже мельница - и та
Заплясала у моста.

Так бегите же за мною
На зелёные луга,
Где над синею рекою
Встала радуга-дуга.

Мы на радугу
Вска-раб-каемся,
Поиграем в облаках
И оттуда вниз по радуге
На салазках, на коньках!


  • 0

Михалков С. В. — Новогодняя быль

Сергей Владимирович Михалков - Новогодняя быль

Сергей Михалков
Новогодняя быль

В лесу, недалеко от дома лесничего, росла Ёлочка. Взрослые деревья – сосны и ели – издали смотрели на неё и не могли налюбоваться – такая она была стройная и красивая.
Маленькая Ёлочка росла, как все ёлочки в её возрасте: летом её поливали дожди, зимой засыпало снегом.
Она грелась на весеннем солнышке и дрожала во время грозы. Вокруг неё шла обычная лесная жизнь: туда-сюда пробегали полевые мышки, копошились разные букашки и муравьи, летали птицы. За свою недолгую жизнь Ёлочка познакомилась с настоящим зайцем, который однажды переночевал под её ветвями. Несмотря на то, что Ёлочка росла одна посреди полянки, она не чувствовала себя одинокой…
Но вот как-то летом, откуда ни возьмись, прилетела незнакомая Сорока, недолго думая, села на макушку маленькой Ёлочки и стала на ней раскачиваться.
- Пожалуйста, не раскачивайся на мне! – вежливо попросила Ёлочка. – Ты мне сломаешь макушку!
- А на что тебе твоя макушка? – прострекотала Сорока. – Тебя всё равно срубят!
- Кто меня срубит? Зачем?! – тихо прошептала Ёлочка.
- А кому надо, тот и срубит! – ответила Сорока. – Разве ты не знаешь, что под Новый год люди приходят в лес за такими, как ты! А ты растешь у всех на виду!..
- Но я на этом месте уже не первый год, и меня никто не трогал! – неуверенно возразила Ёлочка.
- Ну так тронут! – сказала Сорока и улетела в лес…
В страхе и беспокойстве прожила Ёлочка лето и осень, а когда выпал снег, она совсем потеряла покой. Она ведь никуда не могла убежать, чтобы спрятаться, затеряться в лесу среди таких же ёлочек.
В декабре выпало так много снега, что даже у взрослых деревьев под его тяжестью обламывались сучья.
А маленькую Ёлочку и вовсе засыпало по самую макушку.
- Это даже хорошо! – решила Ёлочка. – Теперь меня никто не заметит!
Наступил последний день уходящего года – тридцать первое декабря.
- Только бы пережить этот день! – не успела подумать Ёлочка, как увидела приближающегося к ней человека, он шёл прямо на неё. Подойдя к ней, человек схватился за её верхушку и встряхнул её. Осыпались тяжёлые пласты снега, нависшие на ветвях Ёлочки, и она расправила перед человеком свои пушистые зелёные ветви.
- Я правильно тебя выбрал! – сказал человек и улыбнулся. Он не заметил, что при этих словах Ёлочка потеряла сознание…
Когда Ёлочка очнулась, она ничего не могла понять: она была жива и стояла на том же месте, только на её ветвях висели лёгкие цветные стеклянные шары, и вся она была окутана тонкими серебряными нитями, а самую макушку украшала большая золотая звезда..
А утром, в первый день нового года, из дома лесничего вышли его дети – брат и сестра. Они встали на лыжи и направились к Ёлочке. Из дома вышел лесник и пошёл за ними следом. Когда все трое оказались рядом, мальчик сказал:
– Ты хорошо придумал, папа! Это будет наша новогодняя Ёлочка! Мы будем так украшать её каждый год!..
Эта история случилась много, много лет тому назад. Давно уже умер старый лесничий. Живут в городе его взрослые дети. А в лесу посреди полянки, напротив нового лесничего, поднимается высокая, стройная ель, и под каждый Новый год она вспоминает своё детство…


Поиск

Это интересно

Популярное

Вход на сайт