Monthly Archives: Июнь 2017

  • 0

Заяц, Лев и Белый Термит

Заяц, Лев и Белый Термит

Африканская народная сказка

Жил когда-то Лев, и была у него виноградная лоза, обвивавшая большое высокое дерево. С этого виноградного дерева лакомился виноградом только сам Лев и его семейство.
Время пришло, виноград почти созрел, и Лев запретил даже приближаться к своему виноградному дереву не только зверям из лесу, но даже своим сородичам. Он приказал окружить виноградное дерево изгородью из колючего кустарника и сам уселся сторожить.
Прослышал об этом Заяц-хитрец. И отправился в джунгли. Нарезал лиан, тонких и толстых, положил всю кучу себе на голову и пошёл обратно, мимо сада Льва.
«Фру-фру-фру!» — шуршали лианы, раскачиваясь на его голове.
Заслышал это «фру-фру-фру» Лев, окликнул Зайца:
— Куда ты тащишь столько лиан, братец Заяц? Ответил Заяц:
— Как, разве ты не слышал, дядюшка Лев? Разве ты не знаешь, что скоро налетит страшный ураган и все только и думают, как спастись и спрятаться? Поэтому я и отправился в лес, нарезал лиан, чтобы привязаться покрепче самому и привязать всех моих сородичей, чтобы нас не унесло.
— Ох, неужто! — забеспокоился Лев. — Иди скорее сюда, помоги мне, чтобы я тоже спасся от урагана!
— Нет уж, — ответил Заяц.— Не могу я тебе помочь, дядюшка Лев, потому что, если я задержусь, не успею привязать всех своих сородичей и сам не успею привязаться. Ведь когда задует ураган, он нас всех разнесёт в клочья! Потому и не могу я остановиться, не могу помочь тебе...
— Трус! — заревел Лев. — Если ты мне не поможешь, сам умрёшь и все твои родичи умрут, потому что я сейчас прикажу отнять у тебя все лианы и привязать ими меня и моих родичей, а когда поднимется ураган, он унесёт тебя и всю твою родню!
Заяц вроде бы задумался, опечалился, а потом сказал:
— Пусть будет по-твоему, я тебе помогу!
Он пробрался через колючую изгородь, выбрал самые толстые и прочные лианы и крепко-накрепко привязал Льва к виноградному дереву возле самых корней. А потом начал разбирать колючую изгородь вокруг виноградного дерева.
Лев ревел от злости, но ничего не мог поделать. Он понял, что хитрый Заяц его обманул, но как он мог отвязаться?
А братец Заяц разобрал колючую изгородь, влез на вершину виноградного дерева и начал оттуда, сверху, созывать всех лесных зверей:
— Приходите, звери лесные, большие и маленькие! Нет больше колючей изгороди! Лев сидит привязанный! Все, кто хочет, могут взобраться на дерево и отведать сладкого винограда!
И все звери лесные, большие и маленькие, прибежали, прискакали и наелись винограда до отвала.
Тогда Заяц слез с виноградного дерева и спрятался среди густой травы. Очень ему хотелось посмотреть, что теперь будет делать Лев.
А Лев увидел, что почти весь его виноград съели звери лесные, и чуть не умер от злости. Сердце его разрывалось. Но что он мог сделать, привязанный?
И тут ко Льву приполз дальний родич не родич, а так, не поймёшь его кто, — просто Белый Термит. Подполз он ко Льву и спросил:
— Нужно ль за добро платить добром?
— Да, — ответил Лев. — За добро мы всегда воздаём добром.
Трижды спросил его Белый Термит. Трижды Лев ответил:
— Да. За добро мы всегда воздаём добром. Тогда Белый Термит сказал Льву:
— Если так, я тебе помогу. Я перегрызу все эти лианы и освобожу тебя.
Он перегрыз лианы, которыми Лев был привязан к дереву, и Лев встал, Лев вскочил! И все звери лесные попрыгали с виноградного дерева и, крича от страха, помчались кто куда.
Лев поднял голову и увидел, что все виноградные гроздья исчезли, кроме как на самой верхушке, — остальные все съели звери лесные.
Но всё же Лев радовался, потому что избавился от лиан, снова стоял свободным.
Лев сказал Термиту:
— Братец Белый Термит, не знаю, как тебя отблагодарить! Но вот что: через семь дней у нас будет праздник поминовения мёртвых. Приходи, буду рад тебя попотчевать!
Заяц, сидя в густой и высокой траве, всё это услышал.
Ему тоже хотелось побывать на этом празднике. Но если он пойдёт и Лев его узнает, — не миновать беды!
Убежал Заяц тихонько, чтобы никто его не видел и не слышал.
В утро накануне праздника прибежал Заяц к Белому Термиту.
— Братец Белый Термит, правда ли, что Лев пригласил тебя на праздник поминовения мёртвых?
— Да, — ответил Белый Термит.
— А ты знаешь, что Лев собирается сделать во время этого праздника?
— Откуда же мне знать? Когда такой могучий господин приглашает тебя, разве пойдёшь и спросишь, что он собирается делать? Так что я уж пойду, а там будь что будет.
— Не ходи, послушайся меня! — взмолился братец Заяц. — Потому что я знаю, что собирается сделать Лев. Когда он вернулся домой, то объявил своим людям, что разгневался на всех зверей лесных, на всех жителей деревни, кто близко подходил к его виноградному дереву, и всех велел убить, когда они придут на празднество. Вот оно как! Конечно, ты, братец Белый Термит, его выручил. Однако Лев очень зол и на тебя, потому что, если бы ты пришёл пораньше и пораньше перегрыз лианы, которыми он был связан, он бы раньше освободился, а главное — спас бы своё виноградное дерево. А так сидел он связанный, и все звери лесные лакомились его виноградом. И почти всё съели! А всё из-за того, что ты приполз слишком поздно! Лев до сих пор в ярости и убьёт тебя первым.
— Ох, неужели это вся его благодарность? Неужели он на такое способен? Ладно же, я не пойду на его празднество и не буду больше думать о нём, раз он хочет убить меня после всего, что я для него сделал. Нет, не пойду я к нему!
— Ты правильно рассудил, — сказал Заяц.— Ты умница!
Вот какой хитрый был Заяц!
Он поспешил к себе домой и начал готовиться.
На другое утро разоделся он в праздничные одежды, надел всякие 'украшения и отправился ко Льву на праздник поминовения мёртвых в маске Белого Термита.
Когда Заяц вошёл во владения Льва, остановился он и трижды крикнул, подражая голосу Белого Термита:
— Вождь! Вождь! Вождь! Лев сказал своему сыну:
— Пойди посмотри, кто этот чужак? Кто зовёт меня? Сын Льва, совсем ещё ребенок, побежал и сказал:
— Это братец Белый Термит. — И прибавил: — Ты же сам его пригласил!
А братец Заяц и на самом-то деле так переоделся, перекрасился, что стал совсем похож на Белого Термита.
Лев приказал впустить его в хижину, предназначенную для самых почётных гостей, в прекрасную хижину, совсем новую.
Братец Заяц вошёл в неё, осмотрелся и разлёгся отдохнуть в этой новой хижине.
А вскоре начался праздник, и гостям стали подавать всякие вкусные блюда.
Братец Заяц ел за троих, и тут ещё принесли доло, сладкое доло, ещё не перебродившее, и доло старое, очень крепкое, — всё было к услугам гостей. Заяц наелся и напился до отвала. С полным животом растянулся он на циновке, чтобы отдохнуть.
Но перед этим хитрый братец Заяц незаметно собирал во время еды кости, и куриные и говяжьи, все кости, которые мог найти. И наполнил этими костями свой мешок.
Но вот Лев позвал своего сына и велел ему отнести дорогому гостю самое отменное доло. Мальчик пришёл в хижину как раз тогда, когда отяжелевший от обильной еды и от крепкого доло Заяц сладко уснул. Во сне белый колпак съехал у него набок, и одно длинное ухо высунулось наружу.
Когда мальчик увидел это ухо, он очень удивился:
— Смотри-ка! Что бы это могло значить?
Он побежал и рассказал про длинное ухо гостя своему отцу.
— Да не может этого быть! — вскочил Лев. — Не мог братец Заяц прийти ко мне. Ни за что он на это не осмелится! Разве он меня не знает? Нет, нет, братец Заяц не может сюда прийти. Отнеси это доло нашему дорогому гостю и помалкивай.
Мальчик вернулся в хижину, поставил кувшин, но тут вдруг споткнулся, упал, нашумел и разбудил братца Зайца. Тут мальчик как следует его разглядел и бросился бегом вон из хижины. Братец Заяц сразу сообразил, что теперь ему не миновать беды. Он вскочил и стремглав пустился наутёк.
Увидел его Лев и всё понял.
Он выбежал из хижины со своими слугами, со своими детьми, и со своими приближёнными, и со всеми гостями, которые пришли на празднество. И все они устремились в погоню за Зайцем. Целую свору собак пустили по его следам.
Когда братец Заяц увидел, что собаки его настигают, он сунул руку в мешок и бросил им горсть костей. Собаки остановились, и началась у них грызня из-за этих костей.
Братец Заяц помчался дальше, а люди Льва — по его следам. Но вот отставшие было псы снова начали догонять. Снова Заяц бросил им щедро костей из мешка. И опять собаки, забыв о нём, передрались между собой. А Заяц всё бежал, бежал и бежал...
Так бежал он три дня, и никто не мог его догнать. Но на четвёртый день Заяц зашатался от усталости и не знал уже, где ему спрятаться.
Вдруг он увидел густые заросли колючего кустарника.
Одним прыжком он спрятался в самой чаще и затаился.
Собаки учуяли его, окружили заросли, но добраться до Зайца сквозь колючки не могли. Только лаяли от злости.
А Заяц отдохнул, одним прыжком выскочил из колючих зарослей и помчался дальше.
Вскоре увидел он баобаб с большим дуплом и спрятался в этом дупле.
Но собаки мчались по его следам.
Первая с разгону проскочила мимо баобаба, вторая влетела в тёмное дупло.
Она заметила в темноте Зайца, и Заяц испугался, что она его узнает. Тогда он закричал хриплым голосом:
— Что такое? Что это значит? Кто врывается в почтенный дом, как вор, как злодей, как бандит? Здесь лежит в темноте несчастный старик, который и двинуться уже не в силах, а его вдруг топчут ногами! Кто этот вор, кто злодей, кто бандит?
Собака так перепугалась, что выскочила стремглав из тёмного дупла. А на ярком свету совсем взбесилась и набросилась на других собак. И все они перегрызлись.
Увидел это Лев, испугался, как бы все его собаки не взбесились. Приказал слугам переловить их и убить. А сам поспешил со своими людьми вернуться домой.
Через три дня братец Белый Термит всё-таки собрался навестить Льва. Он пришёл к воротам ограды и трижды прокричал:
— Вождь! Вождь! Вождь!
Лев сам вышел посмотреть, кто это его зовет. Увидел, что это Белый Термит. Но решил, будто снова братец Заяц осмелился прийти на малое празднество, которое всегда устраивали через три дня после большого праздника поминовения мёртвых.
Приказал Лев схватить и связать братца Белого Термита. Началась тут свалка и драка, и пока разбирались, кто из них кто, братцу Белому Термиту здорово досталось. И палками его избили, и всю одежду на нём изодрали! И только когда остался он голый, все увидели, что это на самом деле Белый Термит. Тогда Лев приказал отпустить его с миром.
Вот почему мосси говорят: «Люди неблагодарны! Что бы ты для них ни сделал, никогда не получишь достойной награды».

Другие сказки

 


  • 0

Африканские народные сказки на букву Д

Двадцатипятилетний сильнее всех

 

 

 

 

Другие сказки


  • 0

Двадцатипятилетний сильнее всех

Двадцатипятилетний сильнее всех

Африканская народная сказка

Жили-поживали на белом свете добрые друзья — красивый молодой Лев и полосатая Гиена. Однажды Лев спрашивает Гиену:
— Скажи, друг, кого ты больше всех боишься?
— Дикого быка, — отвечает ему Гиена. — Он крушит всё вокруг, топчет муравейники и так страшно ревёт, что все звери дрожат от страха.
А потом сама спрашивает Льва, кого больше всех на свете боится он.
— Больше, чем всех зверей, и уж, конечно, больше, чем дикого быка, я боюсь двадцатипятилетнего мужчину, — отвечает Лев.
— Вот уж чепуха-то, — говорит Гиена. — Да ты одолей хоть одного дикого быка, а я за это запросто одолею двадцать двадцатипятилетних мужчин.
— Ну тогда прощай до вечера, — говорит Лев, — а вечером поглядим, что получится.
Приходит вечером Гиена к Льву, а тот занят — гриву свою расчёсывает. Поприветствовали друзья друг друга.
— Надеюсь, ты не забыл, о чём мы условились, — спрашивает Льва Гиена. — Что до меня, то у меня слово — закон.
— Ничего я не забыл, — отвечает Лев. — Выбирай быка, и я с ним расправлюсь.
Укрылись Лев с Гиеной в зарослях у тропы, и тут как раз идут на водопой дикие быки, а с ними Бык — крушит всё вокруг, топчет муравьиные кучи и ревёт так, что воздух дрожит. Гиена показала Льву на Быка и дрогнувшим голосом говорит:
— Одолей вот этого... Лев как прыгнет на Быка и задрал его в одну минуту. Устроили они с Гиеной пир горой, а назавтра пришли под вечер к той же тропе и спрятались в кустах. Пождали немного, видят, идёт по тропе молодой мужчина. В одной руке большая палка, в другой — котелок с едой.
— Одолей вот этого, — говорит Гиене Лев.
Гиена подскочила к мужчине, а тот на неё и внимания не обратил, идёт себе спокойненько по тропе, только сказал Гиене:
— Ты, Гиена, поосторожней. Гляди, какую пыль подняла.
Ещё раз подскочила Гиена к молодому мужчине, но тот на неё даже не взглянул, только опять за пыль попрекнул. Лев уже посмеиваться начал.
Бросилась Гиена на молодого мужчину в третий раз и разозлила-таки его. Размахнулся тот да с такой силой стукнул Гиену по башке, что даже конец палки обломился и угодил Льву в глаз.
— Ну, что я тебе, Гиена, говорил! — крикнул Лев и бросился прочь.
А Гиена еле в себя пришла после такого удара. Отыскала она своего друга, который всё ещё тёр глаз, и решили они, что впредь никогда не станут кидаться на людей, а уж тем паче на двадцатипятилетних мужчин.

Другие сказки

 


  • 0

Глупцы

Глупцы

Глупцы
Африканская народная сказка

Однажды кролик сидел под деревом и вслух размышлял о жизни.
"Наш мир полон тревог, опасность подстерегает на каждом шагу, - задумчиво говорил он себе. - Во-первых, может случиться беда: землетрясение, обвал или ураган. Во-вторых, всё время боишься голода: ведь запасы пищи и воды могут кончиться. И, наконец, на тебя всегда могут напасть воры или разбойники..."
Тут кролик вспомнил о каком-то своём важном деле - и убежал.
Кролик даже не знал, что три обитателя джунглей услышали его речи и насмерть перепугались. Это были чибис, земляной червяк и обезьяна.
Чибис пришёл в ужас при мысли о землетрясении и урагане и дрожащим голосом проговорил:
- А вдруг небо свалится на меня, когда я буду спать?! Хорошо ещё, если оно упадёт днём, - я смогу улететь прочь. Но если оно упадёт, когда я сплю, оно же раздавит меня!
Земляной червяк испугался голода:
- О, если кончатся запасы в почве, которыми я питаюсь, тогда я умру, умру!
А обезьяна сразу же подумала о ворах и со слезами на глазах сказала:
- Больше всего на свете я дорожу землёй. Но на ночь мне приходится покидать её, потому что я не привыкла спать на земле. Что, если воры и разбойники придут и украдут землю, пока я сплю?!
С тех пор чибис всегда спит на спине, задрав свои крошечные лапки, чтобы подпереть небо, если оно вдруг рухнет.
Земляной червяк тут же выплёвывает всё, что съедает, чтобы не уменьшить запасы почвы.
А обезьяна каждую ночь трижды спускается с дерева, чтобы пощупать землю и убедиться, что разбойники ещё не украли её.

Другие сказки


  • 0

Браслет вождя

Браслет вождя

Браслет вождя
Африканская народная сказка

Сказ мой про вождя, про его колдовской браслет, про молодого красавца, про его жен да про их неразумных детей. Так слушайте!
Жил-был вождь, знатный да богатый, и любил он больше всего на свете играть в игру бо. Всякого гостя с собой играть усаживал, а надо сказать, играл он прескверно, потому и проигрывал. Победителю в награду давал поносить на два дня свой золотой браслет, но с условием: потеряет гость браслет—голову долой.
Но браслет тот был не простой, а колдовской. Признавал он только запястье вождя, а с чужого, как ночь придет, так и соскочит незаметно и катышком, катышком прямо в озерцо, там его поутру вождь и вылавливал. А гостя жизни лишал, дескать, не выполнил уговор. И вскоре совсем с вождем в бо играть перестали — кому охота с жизнью расставаться!
Раз пришел в деревню юноша, ликом красив и сердцем добр. Зазвал его вождь к себе. Была у него дочь, молодая да пригожая. Увидела юношу—влюбилась без памяти. И, зная об отцовском коварстве, наказала юноше не играть с ним в бо.
— Сядешь играть да выиграешь—не сносить тебе головы. А проиграть не удастся—хуже отца еще никто не играл.
Не внял наказу юноша, сел играть с вождем. И конечно, выиграл. По обычаю, дает ему вождь браслет, по обычаю же, и об условии говорит.
Ночью, как и водится, сполз колдовской браслет с руки—только его и видели. Понял юноша поутру, что стряслось, да поздно. Дай хоть попрощаюсь с невестой своею, думает. Рассказал ей все, лишь головой покачала девушка.
— Не послушал ты совета моего, не поверил мне! Да что теперь об этом толковать, бежать надо! Схоронимся на твоей сторонке, там нас отец не достанет! Прихватила девушка пожитки кое-какие и в дорогу со своим суженым отправилась.
Бегут они, бегут, силы на исходе, подкрепиться бы надо, не то догонит стража. Видят: поле, в том поле люди, и несет им девушка снедь в корзине. Стала дочь вождя ту девушку упрашивать, продай да продай. Та и говорит:
— Продать не продам, для пахарей обед несу. Но ты по душе мне пришлась, а еще больше—спутник твой. Коли с собой меня возьмете и муж твой меня женою назовет, накормлю!
Делать нечего, пришлось беглецам соглашаться. Утолили они голод и снова в путь. И девушка с ними.
Бегут они, бегут, снова силы на исходе, напиться бы, да. вблизи ни ручейка, ни колодца. Все сильнее жажда, все жарче солнце палит. Тут навстречу девушка с кувшином — работникам в поле воду несет. Бросились к ней обе жены, умоляют за любые деньги хоть глоток продать. А она в ответ:
— Денег мне не надо, только люб мне муж ваш. Коли возьмете меня третьей женой—напою.
Делать нечего, согласились беглецы. Напились и вчетвером дальше побежали. Долог ли путь их был, короток ли, только пришли они на берег широкой реки. А переправы нет. Как быть? Идти брод искать? А по пятам за ними воины вождя, вот-вот настигнут, пропали, видать, беглецы. Смотрят, а по реке лодка быстрая бежит, гонит ее проворным веслом девушка. Кликнули—мол, все, что хочешь, проси, только на другой берег переправь—а она и говорит:
— Не нужно мне ваше злато, не нужно добро всякое. Переправлю вас на другой берег, только пусть муж ваш и меня в жены берет.
Чего тут думать-гадать, согласились они, сели в лодку, в один миг на другом берегу очутились, не догнать их теперь. Спасся юноша от коварного вождя.
Много воды утекло в той реке с тех пор. В мире и согласии жил спасенный со своими четырьмя женами. А у них разум быстрый, руки умелые, вскорости богатство и благоденствие в доме их воцарилось. И родила каждая по сыну.
Раз ушел их муж возлюбленный на охоту, и приключилась с ним беда. Укусила его змея, и умер он в одночасье. И завета никакого не оставил. Как же меж детьми наследство разделить? Говорит сын первый:
— Кабы не моя мать, не уберегся бы отец от коварного вождя. Она его бежать подговорила.
Говорит второй:
— Кабы не моя мать, умерли б они с голоду по дороге. Она отца накормила.
Говорит третий:
— Кабы не моя мать, умерли б все от жажды. Она отца напоила.
И четвертый не отстает:
— Кабы не моя мать, догнали б их воины вождя. Она отца на лодке перевезла.
Итак, каждая из четырех жен спасла жизнь мужу. Так чьему же сыну наследство по праву принадлежит?

 

Другие сказки


Поиск

Это интересно

Популярное

Вход на сайт